ООО Стюартс Лигал

Будущее генеральных подрядчиков в России: как выжить если ты #нестройтрансгаз

3 недели назад
637

Зимняя олимпиада в Сочи лишила жизни многие строительные компании, что, на первый взгляд, кажется совсем нелогичным, ведь зимние игры обошлись России в 1,5 трлн. рублей и большая часть этой суммы была потрачена на строительство олимпийских объектов. Но почти никто из строительных компаний не заработал, зато разорился. Причём обанкротились даже титаны области cтроительства. Ситуация вокруг олимпийских объектов стала лакмусовой бумажкой, вытянувшей на поверхность многочисленные и давние проблемы российских генподрядчиков.

Зимняя олимпиада в Сочи лишила жизни многие строительные компании, что, на первый взгляд, кажется совсем нелогичным, ведь зимние игры обошлись России в 1,5 трлн. рублей и большая часть этой суммы была потрачена на строительство олимпийских объектов. Но почти никто из строительных компаний не заработал, зато разорился. Причём обанкротились даже титаны области cтроительства. Ситуация вокруг олимпийских объектов стала лакмусовой бумажкой, вытянувшей на поверхность многочисленные и давние проблемы российских генподрядчиков. 

 

Один из подрядчиков признался Ведомостям: «Мы рассыпаемся: еще пара лет в нынешних условиях – и генподрядчики исчезнут как класс».

 

Омский «Мостовик» спроектировал и построил свыше ста мостов и путепроводов в разных частях России, включая вантовый мост «Живописный» в Москве и мост на остров Русский во Владивостоке. В мае 2015 года компания признала, что строительство олимпийских объектов (стадион «Фишт», санно-бобслейная траса в Сочи), а также строительство Приморского океанариума (в рамках саммита АТЭС) привело к убыткам в 57 млрд рублей. 

 

«Тоннельдорстрой» являлся подрядчиком по строительству дорог в Сочи с 1979 года. К Олимпиаде компания построила мост через реку Сочи, две транспортные развязки, пять тоннелей для дублера Курортного проспекта. В 2014 году компанию признали банкротом. 

 

  Корпорация «Инжтрансстрой» построила автомобильную дорогу между курортами «Альпика-Сервис» и «Роза-Хутор». Через несколько месяцев компания объявила о ликвидации со ссылкой на существенные разночтения с заказчиком в определении стоимости объектов. 

 

И список можно продолжить. Однако, если обратиться к мировому опыту строительства важных объектов, включая, олимпийские, перечень таких компаний составить непросто. 

 

Так в чем же дело? 

  

Колхоз – дело добровольное или жадность порождает бедность

 

Никто и никогда не заставляет строительные компании подписываться под теми условиями, которые предлагает заказчик. Да, по собственному опыту юридического консультанта могу сказать, что вносить изменения в договор строительного подряда с заказчиком крайне сложно, но ещё сложнее спроецировать в голове генподрядчика 3Dмодель рисков, cкоторыми он столкнется, если на предложенные условия согласится. Однако желание получить аванс, а проект - в портфель, часто затмевает кажущиеся гипотетическими юридические или финансовые риски. Вот если иностранного подрядчика не устраивают условия договора строительного подряда, он почти никогда его не подпишет, потому что опирается на внутренние правила компании (internal corporate policy), утвержденные советом директоров. Эти правила могут называться как угодно в разных компаниях, но суть у них одна: устанавливать рамки того, что нельзя делать в отношениях с заказчиком ни при каких обстоятельствах, даже если заказчик попросил построить Ноев Ковчег. 

 

Например, не брать аванс меньше 35% если цена договора меньше определенной суммы, не давать одновременно банковскую гарантию на исполнение договора (performance bond) и гарантию материнской компании (parent company guarantee), не отвечать за достижение гарантийных показателей объекта при вводе в эксплуатацию, если лицензиаром технологии является другая компания, да еще и российская. И таких «нельзя» очень много. Если же заказчику очень надо, то он пишет письмо совету директоров объясняет, что банк не даст ему, бедному заказчику с 15% собственных средств, остальные 85% финансирования под строительство данного объекта, если в договоре с генподрядчиком не будет три банковские гарантии,  гарантии материнской компании, рейтинг страховщика генподрядчика ААА+ и еще куча всяких инструментов, являющихся частью индикативных условий кредитного договора, доблестно составленного целым департаментом каких-нибудь нефтегазовых проектов какого-нибудь банка. 

 

Вы думаете это сломит совет директоров? Нет, в 70% случаев все закончится тем, что банк приедет на поклон к совету директоров вместе с заказчиком, попытается, конечно, что-то там сказать, но в итоге изменит индикативные условия заказчику согласно твёрдым внутренним корпоративным правилам иностранного подрядчика. 

 

Так что же мешает российскому подрядчику вести себя также? Перенасыщенность рынка и страх, что заказчик в одночасье найдет ему замену? Ведь если каждый генподрядчик начнет чуть более жестко отстаивать свои интересы в переговорах с заказчиком, включая государственного заказчика, может что-то изменится? 

 

Кто так строит

 

Качество предпроектной проработки – отдельная большая тема. Но и тут российский генподрядчикзакроет глаза на «сырую» проектную документацию, в полной мере не дающую возможности просчитать стоимость строительства объекта. Опять мы возвращаемся к содержанию договора строительного подряда, где можно прописать ответственность заказчика за качество и степень проработанности и достоверности исходных данных и т.д., а как следствие – за увеличение стоимости строительства, но это все лирика, как говорит мой хороший клиент. Опыт строительства сочинских объектов в полной мере показал, что генподрядчики закрывали глаза на качество предпроектной и проектной документации, и многие компании в этом честно признались. 

 

А как бы развивалась ситуация если бы олимпийский объект в Сочи строил иностранный подрядчик? 

 

В международной строительной практике есть такой термин «variation order» или «запрос на изменение». Как правило, это отдельное многостраничное приложение к договору строительного подряда, чаще – к EPC договору (engineering procurement construction). EPCдоговор представляет собой модель контрактования, когда все работы от проектирования и закупки оборудования до ввода в эксплуатацию осуществляются генподрядчиком собственными силами или с помощью субподрядчиков. Однако ответственность перед заказчиком несет одно лицо в виде генподрядчика. Так вот, в данном приложении представитель иностранной компании подробнейшим образом прописывает как пропорционально поменяется стоимость работ и сроки их выполнения в зависимости от изменения пожеланий заказчика. И чем ближе к окончанию срока проекта появляется желание что-то поменять, тем дороже это стоит. Есть у российских генподрядчиков такое приложение к договору? Только у 2%: у тех, кто строит АЭС и у некоторых, кто возводит нефтегазовые объекты. Они  хорошо знакомы с работой иностранных подрядчиков и успешно адаптируют правила их работы под себя. 

 

Управление проектом

В российском праве договор строительного подряда не самая лучшая конструкция. И, пожалуй, скоро настанет её час для изменений. Но сначала обратимся к иностранной строительной практике. 

В 1917 году Всемирный банк пришел в тогда еще малоизвестную федерацию инженеров-консультантов ФИДИК (FIDIC от фр. Fédération Internationale Des Ingénieurs-Conseils), и попросил разработать единую форму договоров между заказчиком и подрядчиком, в то же время защищающую интересы банка. Так появились знаменитые проформы ФИДИК: «Серебряная книга» (строительство объектов под ключ); «Красная книга» (строительство объектов гражданского строительства); «Желтая книга» (электромонтажные работы и работы по монтажу механического оборудования». Проформы созданы на основе общего права (common lawи подлежат тщательной адаптации под российское право с учетом императивных (обязательных) норм российского законодательства, однако, не вдаваясь в юридический аспект, структура самих проформ позволяет почувствовать разницу в подходе к управлению проектом на договорном уровне. 

 

Проджект менеджмент только входит в российскую действительность. Талантливых рабочих рук на местах очень много, только ведь проблема порой кроется не в рабочей силе на холодной строительной площадке, на которой почему-то промёрз бетон, а в теплом офисе в Москва-Сити. Сидящий там руководитель проекта забыл вовремя оплатить услуги электроснабжающей компании, которая всего-то на пару дней отключила электричество на объекте, лишив рабочих возможности прогреть только что залитый бетон. И таких примеров миллиард. 

 

Так может быть проблема вовсе не в государстве? 

 

  

Автор

Стюарт Елена Владимировна

Партнер практики "Промышленное строительство" ООО Стюартс Лигал

image

Профиль
Изменить информацию о себе
Компании
Изменить информацию о компаниях и спецпредложениях
Подарки партнеров
Скидки на сервисы для бизнеса
Москва
Алтайский край
Амурская обл
Архангельская обл
Астраханская обл
Белгородская обл
Брянская обл
Владимирская обл
Волгоградская обл
Вологодская обл
Воронежская обл
Еврейская АО
Забайкальский край
Ивановская обл
Иркутская обл
Кабардино-Балкарская респ
Калининградская обл
Калужская обл
Камчатский край
Карачаево-Черкесская респ
Кемеровская обл
Кировская обл
Костромская обл
Краснодарский край
Красноярский край
Курганская обл
Курская обл
Ленинградская обл
Липецкая обл
Московская обл
Мурманская обл
Нижегородская обл
Новгородская обл
Новосибирская обл
Омская обл
Оренбургская обл
Орловская обл
Пензенская обл
Пермский край
Приморский край
Псковская обл
Респ Адыгея
Респ Алтай
Респ Башкортостан
Респ Бурятия
Респ Дагестан
Респ Карелия
Респ Коми
Респ Марий Эл
Респ Мордовия
Респ Саха
Респ Северная Осетия - Алания
Респ Татарстан
Респ Тыва (Тува)
Респ Хакасия
Ростовская обл
Рязанская обл
Самарская обл
Саратовская обл
Сахалинская обл
Свердловская обл
Смоленская обл
Ставропольский край
Тамбовская обл
Тверская обл
Томская обл
Тульская обл
Тюменская обл
Удмуртская Респ
Ульяновская обл
Хабаровский край
Ханты-Мансийский АО
Челябинская обл
Чеченская респ
Чувашская респ
Ямало-Ненецкий АО
Ярославская обл
Ваш город Москва?
Да